Универсальная Йога в Череповце, сущность йоги Истина фразы Истина связь направлений

Архив по годам

2017 (1119)
2016 (1037)
2015 (679)
2014 (585)
2013 (861)
2012 (735)
2011 (808)
2010 (14)

Фото из альбома

Поздравления

  • С профессиональным праздником всех участковых. Ваша работа сложнее, чем может показаться со стороны, ведь вы лучше многих знаете тех людей, рядом с которыми живете. Пожелаем вам, чтоб все эти люди на вашем участке были самыми спокойными, терпеливыми и понимающими. Уважаемые сотрудники и ветераны налоговых органов Новоселовского района! Поздравляем вас с профессиональным праздником!  Искренне поздравляем войнов-артиллеристов  с Днем ракетных войск и артиллерии Российской Федерации, желаем крепкого здоровья, семейного благополучия и мирного неба над головой.


Опрос

Материалы на какую тему вы хотели бы читать в газете?

Жизнь района
Голосов: 9 (18%)
Полезные советы, рецепты, кроссворды, анекдоты, гороскопы
Голосов: 3 (6%)
Официальная информация разных ведомств
Голосов: 1 (2%)
О проблемах Новоселовского района
Голосов: 25 (50%)
Об истории Новоселовского района
Голосов: 4 (8%)
О людях Новоселовского района
Голосов: 8 (16%)

Вы не можете оставить свой голос, т.к. период голосования истек


Погода

Новосёлово

Евдокия Лябина: «Учитель – лучшая профессия!»

01 Сентября 2017 Раздел: Крупным планом  |  Просмотров: 793


 Евдокия Павловна Лябина... Учитель, воспитавший не одно поколение учеников. Директор школы, ставший примером для нескольких поколений учителей. Заслуженный педагог Российской Федерации. Сегодня за ее плечами 90 лет. Радужных детских, опаленных войной подростковых, трудных юношеских. Разных. Но сегодня она и по-детски смешлива, и по-юношески молода душой, и, как в расцвете сил, любознательна, и, в силу возраста, мудра. На 91-ом году жизни она восхищает своих друзей и коллег жизнелюбием, крепким умом и светлой памятью, читает наизусть любимые строки Пушкина и Высоцкого. А о прожитом рассказывает так, что это совсем не хочется перекладывать на новый лад. Напевно, характерным ивановским говорком, который так завораживал ее первых учеников.


Евдокия Лябина:  «Учитель – лучшая профессия!»
 ДЕТСТВО ЦВЕТА РАДУГИ
– Самое главное, у меня две родины, – рассказывает Евдокия Павловна. – На одной родине я прожила 21 год, а на второй аж 70! 15 августа этого года исполнилось 70 лет с тех пор, как я оказалась в Новоселовском районе, в Новоселово и в Новоселовской школе!А родилась я в деревне Студенец Гаврилово-Посадского района Ивановской области. Райский уголочек! Красота необыкновенная – душа радуется! Деревенька утопала в зелени, кругом леса, поля, луга. Рядом протекала речка, где мы всегда катались на плотике, на лодках. А ягод сколько! И брусника, и голубица, и клюква. А грибов! Белые, рыжики, маслята. Масленики мама всегда мариновала маленькими, вкуснотища! Я очень любила свою деревеньку! Вот на этой фотографии моя мама, два брата и сестра Зоя, а в серединке, в платье в цветочек – 
это я. Платья в цветочек и горох у меня по всей жизни красной нитью прошли. Любила такие. (Смеется). 
Дошкольное воспитание – чисто домашнее. Никаких садиков не было. Старшие братья и сестра учились и работали в городе, а меня в шесть лет уже оставляли домовничать. «Накорми цыплят, утят, подмети пол, смотри за огородом, чтобы дома был порядок»,– наказывала мне мама, уходя на работу. Я старалась, отец очень любил меня за это. Папа работал лесником. Идет, бывало, по своим обязанностям в лес, меня берет с собой. Я грибы собираю, а он уходит по своим участкам, но мне то и дело покрикивает: «Ау-ау!». Не боялся, что я потеряюсь, не было тогда никаких страхов.
Одним словом, детство у меня было светлым. Я так любила собирать грибы, ягоды! Да и домашняя работа меня совсем не удручала. Рядом с селом протекала речка. Вот, я иду на бережок купаться, а гуси мои – за мной. Раздеваюсь плавать, и они давай плавать, нырять. Я выхожу из речки и они за мной. Выйдут на камни, начинают отряхиваться, ощипываться. «Ну, пошлите», – говорю я им, и гуси один за другим поднимаются за мной на горку. Люди наблюдают за нами из деревни, хохочут. «Вон, Дуняшка скоро опять появится со своими гусями!» 
Я не помню, чтобы сидела без дела, мне всегда надо было чем-то заниматься. В 5 классе мы с моим дружком Васькой Горшковым ходили за 15 километров от дома в соседний городишко Аньково продавать ягоды. Продавали стаканчиком землянику, клюкву, голубицу, все у нас прекрасно раскупали. Приду домой, маме денежки отдам. По соседству с нами на квартире жили девушки-акушерки. Они научили меня играть на гитаре, и мне страшно захотелось иметь гитару. «Мама, наберу ягод, продам, куплю себе гитару, – говорю я. «Еще чего!» – отвечала мама. Я – к папе, зная, что он мне не откажет. Уговорил-таки маму. Купила я себе гитару. Отец мой, кстати, был резчик по дереву. Мастерил разрисованные столы, плел красивые корзины, выпиливал лыжи. Зимой у меня были самые красивые лыжи в деревне, но я их постоянно ломала, потому что все самые высокие горки в округе были мои. Отец никогда не сердился и своей любовью все мне прощал.
В 8 лет пошла в школу. Мама помогала учительнице по дому, поэтому она относилась ко мне по-свойски. Где пирожок даст, а где и затрещину. Я сильно смешливая была, не могла удержаться, когда мне хотелось посмеяться. Со мной за партой сидел Васька Горшков. Вот он пишет букву «ф», а у него не получается. А нам запрещали самим стирать в тетради, чтобы грязи не было. Надо было учительницу позвать. Я ему говорю: «Не три, учительница заругает. «А как ее позвать?» «Мария Ивановна», – говорю. «Марьевна, сотери мне!» – зовет Васька учительницу. Я закатываюсь смехом. Досмеялась, до того, что получила учительской книжкой по макушке. Дома маме жалуюсь: «Учительница придет к нам за молоком, я из дома убегу!» «Конечно, ты убежишь,– выговаривает мне мама. «Ты виновата, ты еще и убежишь. На уроке смеяться нельзя, запомни это!»
Учиться мне нравилось. С 5 класса я решила стать учительницей. Придет к нам учитель рисования Зинаида Васильевна, я смотрю на нее и думаю: «Буду учительницей, как она!» Придет Александра Ивановна по истории, я опять к этой же мысли: «Непременно буду учителем!». Литератором Надеждой Васильевной я вообще была очарована. «Ой, обязательно стану учительницей!», – думала я, слушая ее уроки. Цель у меня появилась рано, и я к ней стремилась. 
РАЙ КОНЧИЛСЯ В СОРОК ПЕРВОМ
Когда началась война, я закончила 7 классов. 22 июня 1941 года я села на ночной поезд и поехала подавать документы в педагогический техникум в город Юрьев-Польский, где жила и работала моя старшая сестра. Отец проводил меня до вокзала. Доезжаю до станции тихо, спокойно. Собрала вещички, корзину с продуктами, мама напихала сестре масло, творог, мол, все свое, вези, встретят. Выхожу из вагона и вижу кучу народа, все плачут, рыдают. «Война! Война! Что наделала война!» А это собрались женщины, старики, дети провожать своих родственников на фронт. Кондуктор кричит: «Расходитесь, поезд уходит!», а они никак не могут расстаться, ребятишки виснут на своих отцах. Господи! Я первый раз в городе, кроме Студенца, да Аньковского базара, где продавала ягоды, ничего не видела! Куда идти? Я растерялась, мне стало и страшно, и грустно. С трудом протолкалась сквозь толпу, встала у перрона, стою, жду сестру. Вижу, меня никто не встречает. Узнала, где находится Гражданская улица и потащилась. Шаг шагну, два отдыхаю.. Вижу, бежит навстречу женщина. «Ты – Зоина сестра? Зоя уехала провожать своего друга на фронт, а я ходила встречать тебя с фотографией на вокзал, но не нашла в толпе»….
Тем временем с продовольствием в городе становилось все хуже и хуже, очередь за хлебом надо было занимать с вечера. «Сдам документы, буду учиться. Ведь кончится же когда-нибудь эта проклятая война», – думала я. А мама пишет в письме, чтобы я возвращалась домой. Немец к Москве стал подбираться, а Иваново недалеко. Бомбежки слышны были уже в нашей деревне. Что делать? На поезд не пробьешься, сорок километров до дома шла пешком. 
Год работала в колхозе. У нас была целая девчоночья бригада, а делали мы все, что поручал бригадир. Косили сено, ворошили валки, жали хлеб. Я вставала рано и с серпом выходила жать свой участок, чтобы за мамой не числилось никакого долга. Она в то время болела и не могла работать в колхозе. Мама моя умела только читать и писать, отец закончил всего три класса, хотя считался самым грамотным в деревне. Но оба они понимали, что мне надо обязательно учиться. «Учи Дуняшку», – наставлял перед смертью отец старшую дочь Зою. «Война кончится, надо получать профессию, иди в Бережково», – советовала мама. Так я пошла учиться в Бережецкую среднюю школу, которая находилась в 15 км от дома. 
Отец меня проводил, нашел квартиру, устроил, и я стала учиться. Иногда привозил продукты. Когда его не стало, а умер он вскоре, в одночасье, мне стало совсем трудно. 
В классе у нас учились 32 девчонки и один мальчишка. Многие сверстники ушли на фронт. Учились мы с первой смены. Осенью и весной после учебы шли в поле. Картошки садили в колхозе много, питаться-то было нечем. 250 грамм хлеба, да картошка в мундирах – вся еда. Когда отец умер, сестра Зоя нашла мне избушку. У меня был уголочек, да коечка, а хозяйка, старая ворчливая бабушка, спала на печке. Я расплачивалась за квартиру дровами. Пока Зоя всякими путями искала, как заготовить и привезти эти дрова, старушка пилила меня день и ночь. Я учу уроки, а она: «Выгоню с квартиры, выгоню с квартиры». Когда дрова привозили, старушка успокаивалась, и мне жилось полегче. Экономили каждое полешко. Утром бабушка истопит печку, сварит картошку в мундире, а вечером разогревать-то не на чем! Стоит эта картошка на плите – лишь бы голод утолить. Ну, думаю, все равно не брошу учебу, иначе пропадет моя учительская карьера, моя мечта. 
В СИБИРЬ!
Весной сорок пятого Евдокия Павловна получила аттестат зрелости о среднем образовании. У нее не было ни нарядного платья, ни выпускного вечера, но она как сейчас помнит тот победный майский митинг, где счастье было с привкусом горя, а люди радовались долгожданному концу войны. 
– В 1945 году впервые ввели аттестаты зрелости, до этого выпускникам выдавали свидетельства об окончании школы, – 
продолжает Евдокия Павловна. – 
Больше того, о предстоящих экзаменах мы узнали только в конце года. Требования были жесткие: если не сдашь какой-то предмет, тебя отчисляют из школы. Ни тебе пересдачи, ни аттестата. Переэкзаменовка только через год. Мы были одновременно и в ужасе, и недоумении. На следующий год этот закон отменили, но я, как говорится, попала в самый переплет. Половина класса экзамены не сдали, и школу мы все покидали с грустным чувством. 
Получив аттестат, я поехала поступать в учительский институт. От педагогического он отличался тем, что в нем учились не четыре, а два года, а преподавать учителю разрешалось только в 5-7 классах. Экзамены в институт сдала на «4» и «5». За сочинение на тему «Революционная романтика Горького» получила пятерочку. О реформах Петра Великого рассказала на четверку, а статью из Конституции процитировала на пять. В школе статьи закона тогда требовали знать наизусть. 
Институт закончила, время идти на комиссию по распределению. Из Красноярска приехала заведущая крайоно и стала агитировать студентов в Красноярский край, там не хватало учителей. Желающих было мало, все старались запастись какими-нибудь справочками. А у меня была задушевная, любимая подружка Тайка. Она мне говорит: «А знаешь что! Поедем в Сибирь!» «Да ты что, Тайка!» «Да, ничего, поедем, своими глазами посмотрим, что это за Сибирь, ведь всего на два года! Поедем, я так хочу своими глазами все увидеть!» В комиссии нам, как добровольцам, пожали руки, а в деревне Студенец, узнав, что я еду в Сибирь, всполошились: «Дуняшка-то с ума сошла: в Сибирь едет!» У нас почему-то все думали, что Сибирь – это глухомань, что здесь медведи по улицам ходят, а у людей-то даже посуды нет. Мама мне с собой положила и ложки, и кастрюли. 
В Сибирь нас отправилось 90 человек. Две недели мы ехали на товарняке. В дорогу нам выдали продуктовые карточки, чтобы мы отоваривались на железнодорожных станциях. А как мы отоваримся, если товарный поезд, остановится где-нибудь в захолустье и пыхтит, пока все поезда не пройдут! Надвигался голод. На этих полустанках к нам из близлежащих деревень приходили женщины, дети, приносили нам в капустных листах сваренную картошку, ведра, с огурцами и помидорами. Мы налетали на еду, расхватывали эту картошку, огурцы, помидоры. Потом поезд остановился на нормальной станции, мы пригласили руководителя и потребовали, чтобы он связался с крайоно и доложил о сложившемся положении, иначе мы повернем обратно. После этого наш поезд прицепили к пассажирскому составу, и мы быстро приехали в Красноярск. На следующий день была комиссия по распределению, но мы с Тайкой решили: «Куда торопиться?», а когда пришли, то увидели тучу народа. Выяснилось, что все заняли очередь в южные районы Красноярского края. «Если вам все равно куда ехать, идите на комиссию без очереди», – сказали нам очередники. А Тая было родом из деревни Новоселки. Она и говорит: «А поехали в Новоселовский район, корни у названий родственные, может, он станет для нас родным! Какая нам разница, куда ехать, мы же сюда только на два года приехали». «А я никогда в очереди не стояла, и стоять не буду», – категорично заявила сурового вида девушка, стоявшая рядом. Это была литератор Зинаида Соловьева, она служила в армии, поэтому характер у нее был суровый и решительный. Следом за ней к нам присоединилась еще одна девушка, и мы вчетвером получили направление в Новоселовский район. Но прежде чем поехать к месту назначения, две недели провели в Красноярске. Гуляя по улицам города, по музеям и паркам, от души хохотали над собой и удивлялись: «Откуда взялись все эти байки про медведей и сибирскую глухомань!»
ЖИЛА ШКОЛОЙ И ДЕТЬМИ
В районе меня распределили в Овцевод. Конюх Новоселовской школы привез меня на центральную усадьбу. «Вот, говорит, совхозная контора, ждите в ней председателя сельсовета». Потом пришел какой-то мужчина в фуфайке отвез меня на заезжую, квартиру, где останавливалось начальство из треста, хотя мне говорили, что квартира для меня уже готова, дрова на зиму завезены. Мизерная комната, столик, стул качается – как бы не упасть. Хозяйка на кухне что-то жарит-парит, такие запахи! Сижу, думаю, хоть бы дала кусочек мяска или картошину. Я-то голодная, с дороги. Познакомились, она угостила меня гуляшем, помидорами, огурчиками. «Не волнуйтесь, все будет хорошо», – успокоила меня Нюра, так звали хозяйку. 
На другой день я пошла в школу. Завуч Александр Акимович Забуга познакомил меня с коллективом, провел по школе, по классам. Рассказал о задачах и проблемах, подчеркнул, что школа в районе на хорошем счету. Дали мне два пятых, два шестых класса и классное руководство в седьмом, чем я была очень огорчена. После войны все ребятишки пошли в школу, в седьмом классе учились и переростки. А у меня ни жизненного, ни педагогического опыта. Я, честно сказать, боялась, что меня дети не будут воспринимать, как учительницу. Ростом я была небольшая, худенькая. Ни строгости, ни солидности. Первые уроки отрепетировала «от» и «до». Пропустила через себя, проговорила вслух, даже жесты отработала все до мелочей. Очень боялась, что не смогу держать дисциплину на уроке. Мама мне говорила: «Да какая из тебя учительница! Тебя шапками закидают!» «Если у меня не получился, вернусь домой и буду работать в колхозе счетоводом», – отвечала я. Собираясь на урок, показала план урока Александру Акимовичу, он предупредил, что если не будут слушаться, зовите на помощь. «Ну, если уже звать на подмогу, тогда все пропало, надо самой справляться». Пришла на урок – мертвая тишина. Ребятишки на меня так пристально смотрят, так слушают. В чем дело? Уж сильно хорошо сидят, чем все это кончится? И так второй день, третий, всю неделю. Нюра спросила свою дочь-семиклассницу. Оказалось, их совершенно сразил мой говор. Я же окала, они такого никогда не слышали, поэтому и слушали меня, открыв рты. 
Прошла я у них и проверку на прочность. Шестиклассники не стали отвечать на уроках, решили проверить пойду я жаловаться к директору или нет. Вызываю по одному к доске, а они, как воды в рот набрали. Пять человек спросила – никто не отвечает. Прозвенел звонок. Я им и говорю: « Я приехала издалека учить вас с таким желанием, а вы, оказывается, учиться не хотите». И ушла спокойно, без шума. Потом я с этими ребятишками очень подружилась, полюбила их. Ребятишки жили в интернате, я по дороге из школы заходила к ним в интернат помогала делать уроки, а они шли меня провожать домой. Мальчишки помогали с заготовкой дров. Весной мы играли в лапту, зимой катались на санках и лыжах. Со своим классом я старалась больше читать. По воскресеньям выбирали большой класс и читали вслух «Как закалялась сталь». Ребятишкам так нравилось, что они не хотели расходиться. 
Так продолжалось до тех пор, пока заведующей районо не пришла в голову мысль взять меня инспектором районо. Плачу, не хочу, а она на своем стоит. По неопытности, не прочитав, подписала приказ, а он был о моем переводе на новое место. Я пришла домой, расплакалась и так ревела, что не заметила, как вошли дети. Они написали в районо письмо, да наделали в нем ошибок. «Детей настроила, а грамоте не научила», – получила я резкий ответ. 
Не помогли Евдокии Павловне ни горькие слезы, ни ребячье заступничество. Судя по всему, зоркий глаз начальника районо разглядел в молодой учительнице недюжинный потенциал педагога-методиста, педагога-руководителя, и тут уж, как говорится, все средства хороши, лишь бы настоять на своем. Учительство в Овцеводе было для Евдокии Павловны счастливым, но кратковременным. Начинающего педагога ждали новые высоты и вершины. А для этого надо было учиться дальше. Учительского института для этих целей было мало. И в 35 лет, с шестилетней дочкой Галей, оставив мужа и дом, Евдокия Павловна поступает в Енисейский педагогический институт и заканчивает его в ускоренные сроки. Работает завучем по учебной части, а в 1972 году становится директором Новоселовской школы. Евдокия Павловна пришла работать в новую, только что отстроенную школу, но ей предстояло внести новизну и в учебный процесс. Повысить успеваемость не за счет учебной нагрузки, а за счет внедрения новых опытов преподавания. Чтобы при наименьших затратах времени, учитель добивался наивысших результатов. Об оптимизации школьного обучения и о необходимости трудового воспитания говорилось на Всесоюзном съезде учителе, делегатом которого Евдокия Павловна была в 1978 году. Решения съезда послужили толчком к тому, что в новоселовской школе были созданы производственные бригады и был построен летний трудовой лагерь. Важно было сплотить ради общей цели педагогический коллектив. Евдокии Павловне удалось и это. 
– Со мной работала сплоченная, дружная команда завучей, – рассказывает Евдокия Павловна. – Людмила Зюбина, Евдокия Сацук, Анна Бажина, Лилия Шичева, Людмила Гуренко, Галина Кузнецова, Галина Хацкевич. Это были ответственные, знающие свое дело люди. Сколько у нас было походов, экскурсий, интересных вечеров! Мы ездили по краю, по стране. Как подтягивались дети, когда шла подготовка к ленинским зачетам, каждый класс старался выглядеть лучше. Наша школа была в числе лучших в крае. Это заслуга всего коллектива, и стажистов, и молодых учителей, которые дополняли друг друга. А сейчас уже и моя любимая молодежь повзрослела, имеет звания и награды, я очень горжусь ею. К сожалению, всех, с кем я работала, перечислить невозможно, но я всех помню и люблю, всем им благодарна за то, что они трудились со мной на совесть. 
Рассказать больше о Евдокии Павловне в одной статье невозможно. Для этого нужно писать книгу. Но это и не было моей целью. Любовь к учительству и к жизни зародились в Евдокии Павловне на ее благодатной родине. Студенцом в народе называют родник. Какими же животворными оказались родники малой родины, если напитали ее такой крепостью и любовью, что их хватило на такую долгую, яркую и плодотворную жизнь! Евдокия Павловна считает свою профессию самой лучшей, и признается, что если бы снова выбирала, кем быть, то снова стала бы учителем. Любви к профессии в ней так много, что она передала ее по наследству. Дочь Евдокии Павловны, Галина Васильевна Качаева, также всю свою жизнь посвятила педагогике. Уже много лет она возглавляет сферу образования Новоселовкого района. 
Галина ЧЕРКАШИНА 





Комментарии пользователей


Добавить комментарий | Последний комментарий

Добавил(а): 404 (02-09-2017 г. в 04:48)
Без слов...
Преклоняю голову пред такими людьми! Доброго здоровья, Евдокия Павловна, и дооолгих лет жизни!
» Ответил(а): sssr (02-09-2017 г. в 06:22)  
Присоединяюсь! С глубочайшим уважением и добрыми пожеланиями!

Мы в соц. сетях

  • "ГРАНИ" - "ВКОНТАКТЕ""ГРАНИ" - "ВКОНТАКТЕ"
  • "ГРАНИ" В "ОДНОКЛАССНИКАХ""ГРАНИ" В "ОДНОКЛАССНИКАХ"

Видео

  • ВРЕМЯ ПЛАТИТЬ НАЛОГИ
    ВРЕМЯ ПЛАТИТЬ НАЛОГИ


  • Аудио

    • День
      День
    • Вот пуля просвистела
      Вот пуля просвистела
    • Просто
      Просто

    Правила сайта

    • На сайте не допускается ...
    • Запрещены ссылки рекламного характера ...
    • Запрещено обсуждение действий администрации и модераторов ...
    • Некорректные сообщения будут удаляться ...

    Комментарии

    "... Вот только это не дай бог все будем ишачить на этих рубцовых и их родню. Вы что не видите что он тва ..."

    В теме: СТРОИТЕЛЬСТВО ЦЕХА НАЧАТО , написал виктор в Суббота, 18 ноября 2017

    "... да помогать родственникам надо, но в рамках закона, а для вашего рубцова законы не существуют потом ..."

    В теме: СТРОИТЕЛЬСТВО ЦЕХА НАЧАТО , написал селянин в Суббота, 18 ноября 2017

    "... Меня не покидают смутные сомнения, что продукция этого цеха будет пользоваться каким то особым повыш ..."

    В теме: СТРОИТЕЛЬСТВО ЦЕХА НАЧАТО , написал шо, опять!? в Пятница, 17 ноября 2017

    "... А зачем строится этот цех, кому не хватает мяса, колбасы и ливера, в магазинах все это есть и по д ..."

    В теме: СТРОИТЕЛЬСТВО ЦЕХА НАЧАТО , написал мясник в Пятница, 17 ноября 2017

    "... А я как-то и не удивился. Ни разу. ..."

    В теме: СТРОИТЕЛЬСТВО ЦЕХА НАЧАТО , написал №№№ в Пятница, 17 ноября 2017

    korupsia: ОСТАНОВИМ КОРРУПЦИЮ
    © 2010 "Грани" газета Новосёловского района

    Разработка сайта: 35info

    Яндекс.Метрика