Универсальная Йога в Череповце, сущность йоги Истина фразы Истина связь направлений

Архив по годам

2018 (943)
2017 (1288)
2016 (1037)
2015 (679)
2014 (585)
2013 (861)
2012 (735)
2011 (808)
2010 (14)

Фото из альбома

фото Николая Грекова

Опрос

Материалы на какую тему вы хотели бы читать в газете?

Жизнь района
Голосов: 10 (19%)
Полезные советы, рецепты, кроссворды, анекдоты, гороскопы
Голосов: 3 (6%)
Официальная информация разных ведомств
Голосов: 1 (2%)
О проблемах Новоселовского района
Голосов: 26 (48%)
Об истории Новоселовского района
Голосов: 4 (7%)
О людях Новоселовского района
Голосов: 10 (19%)

Вы не можете оставить свой голос, т.к. период голосования истек


Погода

Новосёлово
gos: gosuslugi

Слово остается

13 Марта 2018 Раздел: Крупным планом  |  Просмотров: 243


 Живет в Новоселово пожилой, убеленный сединами человек – Михаил Айтуганович Фаткулин. Я его зову попросту – дядя Миша. Так вот есть у дяди Миши тетрадка не тетрадка, книжка не книжка – стопка скрепленных меж собой листов бумаги, титульный лист которых озаглавлен «Житейские истории». Предваряют рассказы два снимка – вид села Новоселово с высоты птичьего полета и родовое гнездо Фаткулиных, в котором Михаил Айтуганович со своей женой Раисой Демисламовной вырастили двух дочерей. Дом свой – крепкий, бревнышко к бревнышку – дядя Миша перевез из старого Новоселово. О своей жизни в затопленной деревне, о своем нынешнем житье-бытье Михаил Айтуганович и рассказывает в своих воспоминаниях, читать, которые мне, например, очень увлекательно. Судя по тому, что практически все они опубликованы в газете «Красноярский рабочий», интересны рассказы не только мне. Чем берут? Тем, что не придуманы. И ценны тем же. Такие истории, при желании, может написать каждый. Простые, не замысловатые житейские истории. О каждом дне, о своей работе, о питомцах, которые живут рядом. Фантастику читать, конечно, интересно. Но погрузиться в прошлое одного человека не менее занимательно. Ведь время быстротечно. Люди уходят, слово остается.
Предлагаемый рассказ о нелегком щоферском труде. А еще о том, как изменилась наша жизнь всего за один человеческий век. 


Слово остается
 ДОРОГА ПРЕВРАЩАЛАСЬ
В СПЛОШНУЮ МУКУ
Насколько тяжела была жизнь водителей на Алтае, я знаю только из популярной песни про Кольку Снегирева. Наши хакасские ветры, пожалуй, трудностей создавали еще больше – вплоть до конца семидесятых годов, когда появились поднятые полотна дорог. К тому же Чуйский – старейший тракт, там, понятно, трудилась дорожная служба, которая хоть как-то облегчала движение. А такие отчаянные шоферы, как Колька Снегирев, были и у нас. 
Помню, как-то в Шира подошел ко мне пожилой хакас: «Ты Еську Ерпягина знаешь?»
«Знаю, − говорю, − здорово машину гоняет». Был у нас в свое время такой шофер-хакас, любитель быстрой езды. Он, видимо, прокатил когда-то этого старика с таким ветерком, что тот надолго запомнил.
Работа шоферов в те годы и теперь разнится, как небо и земля. Если у теперешнего водителя грузовика спросить, есть ли у него ведро, буксирный трос, лопата, то обязательно получишь утвердительный ответ. Но если спросить о топоре, наверняка посмотрят с удивлением, а то и пальцем у виска покрутят. В наше время этот инструмент был необходим круглый год. Летом при буксовке рубили кустарник (если он был), а зимой – землю. 
В автопарк совхоза «Овцевод» я пришел после окончания курсов в августе 1952 года. А учился в Уяре три месяца. Тогда после курсов давали стажерские удостоверения вместо прав, на срок от одного до трех месяцев, в зависимости от полученной оценки. Считаю, это была хорошая практика. Стажер приобретал дополнительные навыки езды, знание техники.
В автопарке тогда было 11 машин. Три полуторки, три ЗИЛ-5, один ЗИС–150 (бензовоз), два ГАЗ-51, Один ЗИС-585 (самосвал) и легковая ГАЗ–67. Я перестажировался почти со всеми шоферами. А первым наставником был Петр Андреевич Мясников. С ним мы работали 20 дней на ГАЗ-51. Второй – Владимир Иванович Кузнецов, отец фотокорреспондента Александра Владимировича Кузнецова. Ездили на автомобиле ЗИС-150 – бензовозе, переоборудованном под лесовоз.
В декабре поехал сдавать на права в Красноярск. И вот получил вместо «стажерки» удостоверение шофера 3-го класса. Наконец-то сбылась моя детская мечта! И больше я не менял профессию. 
В коллективе меня приняли очень хорошо. По возрасту я почти всем годился в сыновья – большинство прошли войну. К моему глубокому сожалению, из тех, с кем начинал работать, остался только один человек, он живет здесь, в Новоселово. Когда я получил права, свободных машин не было, я начал трудиться слесарем. А в феврале 1953 года мне, наконец, дали полуторку, я проработал на ней около двух лет, и ее списали. Получил ЗИС-5 не первой молодости. Против полуторки по тем временам это была машина – грузоподъемность 3 тонны!
На полуторке дальше Шира и Ужура не посылали, а на ЗИСах мы с П.А. Брагиным доставляли грузы в поселок Усть-Каспа – за 400 километров. Зимой возили прессованное сено и овес для лошадей. Там проживали староверы, которые зимой заготавливали, а летом сплавляли лес плотами в наш совхоз по Кизирю, Тубе и Енисею. 
Летом сплавщиков мы отвозили из совхоза домой, за следующими плотами. Ехали они с деньгами, прямо в кузове – на соломе. И никакая милиция нам не встречалась. Наши пассажиры бражничали всю дорогу, мы боялись, чтобы не вывалились из кузова. Затрудняли путь три парома: через Абакан, Енисей и Тубу, там подолгу стояли.
Очень много грузов возили с Шира и из Ужура, и чужие грузы попутно прихватывали. С молокозавода в Шира доставляли сухое молоко, сливки. В Ужур из Новоселово, с бойни – мясо. Однажды я поставил ЗИС-5 под погрузку, а сам ушел, оставив открытой свою дверь. Нагрузили бараньи туши стоймя. Так как передний борт кузова находился рядом с кабиной, ее перекосило (кабина была деревянная), и моя дверь не закрывалась. Пришлось ехать так до Ужура, а чтобы дверь не болталась, я привязал ее поясом. Дело было уже под вечер, причем зимой, так что ехали с ветерком и сквозняком. 
Зимой было очень много снега, часто дули ветра – иногда по несколько дней. Однажды я ехал из Ужура, и поднялся такой ветер, что еле до Светлолобово добрался, пришлось оставить машину и идти домой пешком. Только на третий день дали мне гусеничный трактор, который и дотащил меня до гаража. Таких случаев было много, бывало, утром выезжаешь и не знаешь, вернешься ли домой.
В 1957 году я получил новую машину, бортовую ЗИС-150, но отопления в ней еще не было, зимой стекла замерзали. И все-таки я ездил и в дальние рейсы. Например, на восток – до Канска, через Ачинск – это около семисот километров. Несколько раз мотался в Кызыл, в Туран, на север – до Артемовска. Зимой ездили в Красноярск. Иногда по Енисею, это на 200 километров ближе. Но такая дорога превращалась в сплошную муку. 
Хочу описать два таких рейса. В 1960 году мне дали путевку в Красноярск – везти на ремзавод токарный станок и судовой двигатель 3Д-6, он у нас крутил генератор, вырабатывал ток. Точно с такими же двигателями знакомые собрались ехать из «Заготзерно» на ГАЗ-51. Хоть и прошло уже больше пятидесяти лет, но все названия сел до Красноярска помню. Это Овцевод, Новоселово, Заготзерно, Трифоново, Кривошеино, Гляден, Убей, Медведево, чуть в стороне Брагино, Коряково. Это уже Даурский район. Дальше Сисим, Караульная, Острог, Ермолаево, Даурск, Дербино, Усть-Дербино, Потапово, Езагаш, Ошарово, Бахта, Шумиха – временный поселок гидростроителей. Наконец, Овсянка и Слизнево, которые до сих пор здравствуют, а остальные покоятся на дне Красноярского водохранилища. 
До Брагино мы доехали нормально. Дальше на пути есть лог, назывался он Крутой. Павел Фроленко ехал впереди, и на выезде из лога забуксовал. Ни взад, ни вперед! Я подъехал, подтянул его, потом пошел сам на косогор, трос ослабил, но он продолжал двигаться, машина его все больше кренилась. Мы были в шоке – что же он делает? И, наконец, машина легла на левый бок. Мы подскочили, Павел не шевелился и молчал. 
Думаем: как теперь быть? В Глядене, в лесу на заготовке дров работал трактор – до него идти километров восемь. Один из нас, электрик, пошел и к вечеру вернулся с трактором и длинным тросом. Поставили машину на колеса. Ничего страшного не случилось – немножко помялось крыло, да бензин вытек из бака. Бензин тогда в бочках возили, у меня две бочки по 200 литров было. Заправили и поехали дальше. 
Тут начались наши новые мучения. Дорога, если ее можно так назвать, засыпана снегом, машины буксуют. От Дербино до Усть-Дербино – 15 километрров – мы ехали 18 часов. На сколько прочистишь дорогу, столько и проедешь. В Красноярск добрались на пятые сутки. Сейчас как вспомню. Думаю: как мы дюжили! Вот что значит молодость!
В другой раз, этой же зимой, в Красноярск проехали нормально, а обратно, начиная с Ошарово, поднялся ветер и опять начались наши мучения – раскопки снега. До Даурска ехали трое суток. От Даурска в нашу сторону вообще не было ни одного следа. Поехали мы на Огур. Здесь ветров не было, но по мере выпадения осадков дороги поднимались ввысь – и к весне достигали метровой высоты. Ехать нужно было по колее. Если сорвешься с нее, машина могла лечь на бок. 
Навстречу нам ехал почтальон на лошади, мы остановились. Лошадь сошла с дороги в снег и не могла вытащить сани, видимо, не доставала ногами почву. Пришлось распрягать, помочь лошади выйти на дорогу. Затем вытащили общими усилиями сани. 
От Огура тоже не было дороги, тут же несколько машин ждали погоды. Мы прождали два дня, и наконец, на третий пришел из Балахты трактор с клином. Он нас, то есть уже несколько машин, проводил до Балахты. Оттуда мы доехали до Малого Имыша, это 50 километров дальше Новоселово, а уже оттуда поехали домой. В общем, добрались на седьмые сутки. 
Были и поломки в пути. Я работал еще на ЗИС-5 с Брагиным, и как-то, не доезжая до Курагино, у моей машины застучал двигатель. Нашел подшипник, который застучал, вытащил шатун. Брагин с начальником участка пошли на автобазу, там залили подшипник, и я собрал двигатель.
В 1956 году, в конец августа, послали меня в Учумский пионерский лагерь за ребятишками. Ехал на ЗИС-5 – открытой машине, там есть только несколько сидений. Забрали мы детей к вечеру, подъехали к парому на реке Чулым возле деревни Карелино. Паромщик – прообраз деда Мазая, только его почему-то звали Базай. Тут же, возле парома, стояла избушка, в которой этот самый дед Базай спал безмятежным пьяным сном. 
Мы никак не могли его разбудить, потом послали мальчишек. Мол, поплачьтесь. Они: «Дяденька, переправь нас, мы замерзли». Дед проснулся. Заматерился… Так и ребятишки, и мы мерзли до утра.

По публикации в газете «Красноярский рабочий» от 10.11 2012 
подготовила 
Галина ЧЕРКАШИНА





Комментарии пользователей

Мы в соц. сетях

  • "ГРАНИ" - "ВКОНТАКТЕ""ГРАНИ" - "ВКОНТАКТЕ"
  • "ГРАНИ" В "ОДНОКЛАССНИКАХ""ГРАНИ" В "ОДНОКЛАССНИКАХ"

Видео

  • ДРУГАЯ
    ДРУГАЯ


  • Аудио

    • С ДНЕМ ПОБЕДЫ
      С ДНЕМ ПОБЕДЫ
    • День
      День
    • Вот пуля просвистела
      Вот пуля просвистела

    Правила сайта

    • На сайте не допускается ...
    • Запрещены ссылки рекламного характера ...
    • Запрещено обсуждение действий администрации и модераторов ...
    • Некорректные сообщения будут удаляться ...

    Комментарии

    "... Были и раньше руководители края, красноярцы, но что то ничего не сбывалось. Нужна консолидация вок ..."

    В теме: Сибирский вектор развития, написал актер в Понедельник, 20 августа 2018

    "... Эй коммунисты, а вы что молчите, хватит ползать вокруг памятника взявшись за руки с единороссами, ..."

    В теме: Необходимость назрела, написал Эй в Вторник, 14 августа 2018

    "... восьмидесятидвухлетняя мама этого самого Володина, дай Бог ей здоровья, открыла новый бизнес, не ..."

    В теме: Необходимость назрела, написал Свату в Вторник, 14 августа 2018

    "... Вы не совсем точны. Пофигу не всем. Авторам и лоббистам пенсионной реформы такая спокойная реакция н ..."

    В теме: Необходимость назрела, написал сват в Вторник, 14 августа 2018

    "... Но вот видишь, сват или кум, как угодно, прошло пять дней после вашего отклика и какая реакция люде ..."

    В теме: Необходимость назрела, написал свату в Воскресенье, 12 августа 2018

    korupsia: ОСТАНОВИМ КОРРУПЦИЮ
    © 2010 "Грани" газета Новосёловского района

    Разработка сайта: 35info

    Яндекс.Метрика