Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Новоселовского района, Красноярский край
Новоселово
27 ноября, сб

Об эпилепсии, крокодильих слезах и фильмах про следствие, которых нет

15 апреля 2021
511

 КТО ОНА?

Но ко мне в кабинет зашла хрупкая стройная молоденькая блондинка невысокого роста с большими красивыми серыми глазами. Одновременно ласковая и строгая, жалостливая и справедливая. Кто бы мог подумать, что за её плечами четырнадцатилетний опыт работы в следственных органах.

Капитан полиции, следователь следственного отделения межмуниципального отдела МВД РФ «Балахтинский» Екатерина Ошарова призналась, что обожает свою работу и не представляет себя в другой сфере деятельности.

Катя родилась и выросла в Новосёлово, папа – пенсионер МВД, а мама работает в торговле. Отчасти на выбор профессии повлияла работа отца.

– Папа не настаивал и даже был против того, чтобы я работала в этой структуре, – рассказывает Екатерина, – однако, именно глядя на него, на то, как он работает, как горит тем, что делает, как ему это нравится, я поступила в юридический техникум.

Екатерина Ошарова в профессии с 2007 года, в следствие пришла в 19 лет, сразу же после техникума. И уже работая, получала высшее юридическое образование заочно. Конечно, молодому следователю сложные дела сразу никто не давал, всё начиналось с банальных краж ботинок и телефонов. Постепенно стажёрка Катя стала превращаться в Екатерину Павловну, которую на допросах подозреваемые стали уважать и даже побаиваться.

В отделе следствия сейчас работают две женщины – Екатерина и её стажёр, а ещё двое мужчин. И хоть Екатерина Павловна рассказывает, что успевает всё, тут же добавляет, что на этой службе нет ни выходных, ни праздников.

– Бывает, настраиваешь себя, что сегодня уйдёшь пораньше или хотя бы вовремя, – говорит моя собеседница, – планируешь заняться домашними делами: приготовить обед, убраться... Но тут поступает заявление, и ты остаёшься на работе. Порой я радуюсь, что ухожу домой не на следующий день, а в восемь или десять часов вечера. Всё зависит от категории дела – например, если произошло ДТП или пожар – здесь отложить «на завтра» нельзя, реагируем немедленно.

ВСЁ НЕ КАК В КИНО

Свою роль в жизни Екатерины сыграли и фильмы, связанные с расследованием уголовных дел и правоохранительной деятельностью. Ей всегда нравилось что-то анализировать, добиваться правды и делать выводы из сложных ситуаций.

– А фильмы с реальной жизнью совсем не схожи, – смеётся она. – В фильмах всё фантастически: быстро раскрываются дела, погони, поимка преступника. В жизни всё не так – это сложная кропотливая работа с допросами, кучей экспертиз, работа не одного человека, а целой команды. По горячим следам преступления тоже раскрываются, но это происходит совсем иначе, чем в фильмах. Фильмов, которые описывают рабочие будни следователя, дознавателя или оперуполномоченного нет.

О СЛЕЗАХ

Несмотря на достаточно длительную работу в структуре, Екатерина признаётся, что не стала чёрствой и равнодушной к чужому горю, иногда она даже сопереживает осужденным и подозреваемым:

– Вроде и понимаешь, что он совершил преступление и обязан понести наказание, но проявляешь участие, – делится моя собеседница. – Бывает плачут крокодильими слезами, но не от того, что признают вину, а от боязни тюремного заключения. Естественно, потерпевшим тоже сочувствуешь. Часто бывает, что пострадавший сам виноват в том, что произошло, из-за безалаберного отношения к имуществу, например. А как остаться равнодушным, когда в дорожно-транспортном происшествии погибает человек и об этом необходимо сообщить родственникам. Ты плачешь наравне с ними, переживаешь, соболезнуешь. Вроде бы и понимаешь, что человека ты не знал, к этой ситуации относишься как к работе, но вот это «человеческое» перебарывает.

О ДЕЛАХ НАСУЩНЫХ

Дела бывают разные, и в арсенале у следователя есть жуткие, курьёзные, нелюбимые или те, которые больше всего запомнились. Некоторые вообще стоят на «отдельной полке» в профессиональных архивах полицейского.

– Иногда бывают такие дела, к которым прикасаться не хочется, – рассказывает Екатерина, – как вспомнишь, так вздрогнешь. – В позапрошлом году, например, было дело с десятью эпизодами преступной деятельности. Двое обвиняемых. Кражи совершались у нас, в Балахтинском и Ужурском районах. Перед тобой лежит некий объём и за него страшно браться, но глаза боятся, а руки делают. Это приступить к таким делам тяжело, а когда начнёшь над ним работать, то уже не так всё и страшно. Но иногда такие дела тем и интереснее, азартнее, хочется их раскрыть и добиться правды.

Запомнилось и одно из жутких дел: отец с сыном ехали на мотоцикле из Анаша, на повороте мужчина не справился с управлением и мотоцикл упал на проезжую часть. Мальчик скончался на месте от полученных травм. Очень жутко, когда с одной стороны один родитель – невольный подозреваемый в совершении преступления, а второй, в том случае – мама мальчика – потерпевший.

А была ещё курьёзная история. Обвиняемый похитил из машины барсетку своего коллеги, мы его задержали. В моём кабинете он изобразил приступ эпилепсии, нам даже пришлось вызывать скорую помощь. Приехавшие врачи так и сказали: «Ну, хватит уже притворяться». Старалась успокоить его, в итоге суд не дал ему реальный срок, отпустили под подписку о невыезде. После суда это человек писал мне даже СМСки благодарности за психологическую поддержку.

СПИ СПОКОЙНО, СТРАНА

Екатерина говорит, что никогда не направит дело в суд, не имея железобетонных доказательств вины подозреваемого. А когда материал уже сформирован и отправлен на рассмотрение, получает моральное удовлетворение, и даже некую эйфорию оттого, что выполнила свою работу качественно, профессионально и объективно.

На вопрос, хотелось ли ей всё бросить, убежать, сменить профессию и заняться чем-то более спокойным отвечает категорично отрицательно, хотя в буднях следователя часто бывают моменты, когда хочется отключиться от всего и просто отдохнуть.

Свой праздник следственный отдел отметит, как всегда, скромно: получит грамоты и благодарность от руководства, и снова приступит к делам – расследованиям, экспертизам, допросам и поимке преступников – всё это ради того, чтобы нам с вами спать спокойно.

Елена ГЛАГОЛЕВА