Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Озвучка выделенного текста
Настройки
Обычная версия
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы
(видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Настройки Обычная версия
Шрифт
А А А
Фон
Ц Ц Ц Ц Ц
Изображения
Междубуквенный интервал
Одинарный Полуторный Двойной
Гарнитура
Без засечек С засечками
Встроенные элементы (видео, карты и т.д.)
Вернуть настройки по умолчанию
Общественно-политическая газета Новоселовского района, Красноярский край
Новоселово
02 декабря, чт

Роман Сергиенко: «Хочу воспитать олимпийца»

4 мая 2021
11

Ну согласитесь, не каждый способен оставить собственный особняк и бизнес в Минусинске, чтобы переехать в Новосёлово, жить в муниципальной квартире и получать зарплату, которая в пять раз меньше того, что он имел в городе! А Роман переехал и тренирует наших мальчишек так, что они с успехом участвуют в соревнованиях самого высокого уровня. Только на прошлой неделе лучшие воспитанники тренера привезли домой сразу несколько наград, став победителями соревнований в Новосибирске и призёрами турнира «Локодзюдо» в Абакане. Поскольку Роман днюет и ночует в борцовском зале, мало кто знает тренера в лицо. Мы попросили нашего героя рассказать о себе и своих воспитанниках.

− Роман, Вы только что вернулись из Абакана, как выступили?

− Не очень: второе и третье место. Заборолись, видно, ребята. Последние четыре недели каждые выходные выезжали на состязания, следующие пять недель тоже еженедельно соревнования по разным городам.

− Зато из Новосибирска с турнира «Звёздочки Сибири» Ваши борцы приехали победителями. Сразу два первых места взяли Максим Ковальчук и Данила Дудин! Расскажите о своих воспитанниках. Есть ли у нас талантливые, перспективные ребята?

− Есть! Много талантливых! Дудин и Ковальчук − самые первые и самые сильные. Остальные пока набарываются. Максим и Данил ещё до того, я как я приехал, занимались. А когда прежний тренер уехал, они не бросили дзюдо, целый год три раза в неделю ездили тренироваться в Балахту. Им предлагали вольную борьбу, но ребятам нравилось именно дзюдо. Мальчишки просто бешено хотят заниматься, живут и горят тренировками, и большое спасибо родителям за то, что они понимают и поддерживают своих сыновей. Максим Ковальчук, я уверен, до конца жизни не расстанется с дзюдо. Станет тренером, будет выступать, дойдёт до мирового уровня.

− У него такой потенциал?

− У него есть главный талант, он − трудолюбивый. Ежедневно он по шесть часов со мной в борцовском зале проводит! Приходит со школы, делает уроки и на тренировку, до 10 часов вечера. Даже родители ему предлагают: «Давай отдохнём, давай съездим к бабушке, на море покупаться!» На всё отвечает: «Нет, у меня тренировка, я иду в зал». Два года со мной тренируется, ни одного дня без уважительной причины не пропустил. Первое время он каждую тренировку плакал, но, сквозь слёзы, всё равно выполнял то, что нужно.

− Любите таких учеников?

− Конечно! Ради Ковальчука я, можно сказать, здесь и нахожусь…

− То есть? Вы бы уехали?

−Если бы не он, я бы окончательно расстроился из-за местных ребятишек.

− Почему? Вы же сами сказали, что у нас много способных ребят.

− Моя цель – вывести ребят на мировой уровень. Тренировки очень тяжёлые: четыре часа тренировок, час отдыха и снова тренировки. Не каждый ребёнок это выдерживает, проще пойти на улицу мячик попинать, в футбол погонять. Это весело, забавно, это игра. А дзюдо – это не игра, это боевое искусство. В дзюдо, прежде всего, – дисциплина, а какая может быть дисциплина, если ребёнок приходит ко мне, даже не выбрав, не определившись, чем ему заниматься. Кружков и секций много, он знает, если на дзюдо не получится, он уйдёт в волейбол или футбол, ему везде будут рады. Я вкладываю в ребят душу, силы, средства, трачу время, которое мог бы посвятить более способным и перспективным, тому же Ковальчуку, а они в любой момент всё бросают и уходят. Уходят, когда уже многое сделано, пройдено, достигнуто … Это самое обидное. Ко мне ездили из Светлолобово несколько ребят: такие талантливые, я в них столько сил вложил! Во время пандемии зал закрыли. Я им говорю: «Приезжайте, будем на природе тренироваться!» Нет! Один: «У меня скейты», другой : «У меня турник». В результате − бросили. Ещё пример. Мальчик сломал руку, трещина в локте. Я ему говорю: « У тебя ноги целы, пресс целый, приходи, тренируйся!» В итоге он два месяца дома пробыл. Само собой, мне неинтересно такого тренировать. В Японии с четырёх лет ребёнка отдают в дзюдо, он живёт в зале, учится, питается в зале, уровень постоянно поддерживается. Что нам, сельским ребятам, им противопоставить? Что нам противопоставить борцам-кавказцам, у которых тела природой созданы для борьбы, у них это в крови. Только технику! А техника приходит с количеством повторений. Чем больше и упорнее трудишься, тем выше результат. Всё чего я достиг в дзюдо, я достиг только упорным трудом, поэтому мне обидно, когда одарённые ребята, которым даётся всё гораздо легче и быстрее, чем мне в своё время, уходят из-за своей лени, безволия и слабости. Ведь они могли бы достичь очень многого.

− Вы хотите воспитать олимпийца, Роман, но ведь не каждый им станет, кто-то просто ходит на дзюдо, чтобы стать сильнее, укрепить тело и дух, научиться себя защищать. Ведь парней ждёт армия. Волю и характер в мальчишках Вы выковываете?

− Ещё как выковываем! Пример. Пришёл ко мне четвероклассник, 80 кг вес, ничего не хотел делать. Мама с бабушкой заставляли, он приходил, на матах лежал. Постепенно, шаг за шагом мы с ним работали, тренировались, смотрю – он готов к соревнованиям. Повёз его на краевые, он там третье место занял! После этого ребёнок так загорелся борьбой, что «пашет и пашет»! У него огромное желание тренироваться и побеждать. Раньше ни разу отжаться не мог, а сейчас и отжимается, и кувыркается, и колесо пытается делать. А сам пухленький, маленький! История этого мальчика в чём-то схожа с моей. Меня отдали в дзюдо с пяти лет. Я был толстый, заниматься не хотел, дедушка меня просто брал на плечо, относил в зал и отдавал тренеру. Но за несколько лет, которые я ходил в зал по принуждению деда, я так привык к тренировкам, что через какое-то время уже не мог без них жить. Сижу дома, подходит час тренировки, я начинаю приседать. Был момент, когда хотел бросить, но попал к хорошему тренеру, который таскал меня везде: и на сборы, и на соревнования, и в тайгу. В 14 лет я целиком перешёл жить в зал, с согласия мамы меня устроили сторожем, я получал зарплату и тренировался, тренировался, тренировался.

− Какую роль в Вашем деле играет родительская поддержка?

− Ключевую! Я все для своих мальчишек делаю, я для них авторитет, но родители есть родители, они для них ещё больший авторитет. Ребенок не пришёл на тренировку. Спрашиваю: «Почему тебя не было, шла тренировка, мы очень важную тему разбирали. Как ты следующую тему поймешь? Это как в школе, один день пропустил, таблицу умножения не выучил, дальше уже сложно. Дети этого не понимают, но родители должны понимать. А я слышу: « Мне мама запретила идти, далеко живём. «Уроки не сделал», «Дома не прибрался». Сейчас у меня 27 ребятишек младшего школьного возраста и около 30 детсадовцев, поэтому без поддержки и помощи родителей мне никак не обойтись. Во всяком случае, в вопросах воспитания характера родительская поддержка – почти полный успех.

− Роман, что такое есть в победе, что заставляет Вас и Ваших воспитанников терпеть такие упорные и тяжёлые физические нагрузки? Какое-то непередаваемое чувство? Нежелание опускаться ниже достигнутой планки?

− С тех пор, как я впервые выиграл соревнования, я уже не хотел и не мог проигрывать. Чувство победы, удовлетворения от достигнутого хотелось повторить вновь и вновь. Вот тренер мне и объяснил: «Хочешь выигрывать – тренируйся!» То же я говорю сегодня и своим ребятам.

− Для детей многочасовая тренировка не чрезмерная нагрузка?

− В зале я планирую нагрузки. Например, если сегодня хорошая тренировка на руки, мы делаем перерыв и выполняем какую-то нудную работу на технику, повторение. Поэтому я против, когда ребёнок посещает две или несколько секций. В этом случае мне трудно спланировать нагрузку, я не знаю, что он делал, например, на настольном теннисе, и какую нагрузку мне нужно ему дать на дзюдо.

− У Вас есть своя методика преподавания?

− По профессии я учитель физкультуры, но в общеобразовательную школу не пошёл. Мне нравится работать в спортивной школе, потому что здесь есть возможность преподавать более свободно, гибко и творчески. Стараюсь читать современные статьи по дзюдо, слушаю семинары специалистов, поэтому постоянно что-то меняю в методике обучения. По ходу тренировок со временем отсеивается ненужное, неэффективное, что-то проверяется, добавляется, опять отсеивается. Так происходит постоянный творческий процесс, процесс накапливания опыта.

− Сегодня у Вас так много воспитанников, надеемся Вы не оставите наших юных борцов без тренера?

− Уже нет. Я по стопам мамы очень рано стал заниматься предпринимательством, дела шли хорошо, но я чувствую, что это не моя работа. Я хочу тренировать детей. По роду предпринимательской деятельности я встречался с разными людьми, многие из них, внешне привлекательные и интересные, на деле по нутру оказывались «гнилыми». Дети же чистые и неиспорченные, я хочу работать с ними, чтобы попытаться помочь сохранить в них эту чистоту. Чтобы хороших и сильных людей было больше.

− Вам нравится в Новосёлово? С нашими девушками не знакомитесь, у Вас же семьи пока что нет?

− В Новосёлово нравится. Квартиру мне дали, оплачивают. Нравится ли квартира? Не знаю, я там не живу. Я в основном в борцовском зале живу, домой прихожу только ночевать. Единственный минус для меня здесь – нет развития. Всё, как есть сегодня, будет и через пять лет и через десять.

А насчёт девушек? Гулял однажды. Купил бутылку молока и орешки кешью, так меня просмеяли и девушки, и парни. С молоком гулять смешно, а с пивом – нормально.

− Что для Вас значит развитие?

− Хотел бы как бывший самбист Владимир Павлович Щедрухин, который основал дзюдо в Минусинске, ездил по деревням, искал талантливых детей, забирал их жить в зал, тренировал. Он создал такую школу дзюдо и воспитал таких дзюдоистов, которые прославили Минусинск на весь мир. То, что он делал, это очень сложно, но мне бы хотелось идти по его пути.

ГАЛИНА ЧЕРКАШИНА